Свято-Троицкий cобор города Колпино

Особая комната для особых детей

В центре духовно-нравственного воспитания Свято-Троицкого собора в Колпино есть место, которое сначала кажется уголком детских аттракционов. На самом же деле это сенсорная комната — пространство, наполненное разными стимуляторами, воздействующими на органы чувств. Создана она для «особых детей», в основном с нарушениями аутистического спектра, которые занимаются здесь под руководством опытных педагогов-психологов, учась по-новому воспринимать окружающий мир.

ЗАЧЕМ НУЖНА «ВОСКРЕСКА»?

— Чем заполнить расписание занятий в воскресной школе, чтобы уроки, во-первых, приносили детям пользу, а во-вторых, приводили людей в Церковь? — задается вопросом директор воскресной школы иерей Александр Аникин. — Обычно приходы идут по проторенному пути: вводят дисциплины, дублирующие занятия в светских учебных заведениях — лепку, рисование, изучение языков. Мне раньше тоже казалось, что именно так и надо действовать. Но в Колпино тем же самым можно заниматься во Дворце творчества детей и молодежи, например. В чем тогда специфика занятий при храме?
Справиться с проблемой помогло знакомство с педагогом-психологом Ларисой Степченко. Вместе с ней отец Александр решил создать на приходе площадку, на которой можно было бы объединить работу психолога и миссионера. Но в какую именно форму облечь эту работу?

— Заниматься с детьми просто в классах мне показалось бесперспективным, — делится Лариса Геннадьевна. — И тогда я рассказала отцу Александру о таком современном направлении в педагогике, как сенсорная терапия, применяющаяся в лечении детей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе с нарушениями аутистического спектра. Ему идея открыть на приходе сенсорную комнату показалась интересной.

Оказалось, что такого востребованного пространства в Колпино даже в специализированных заведениях до сих пор нет. Выиграв грант международного конкурса «Православная инициатива», приход принялся за дело. К работе подключилось и государство, а именно колпинский социальный центр «Поддержка», специализирующийся на работе с детьми-инвалидами, чьи сотрудники теперь тоже проводят занятия в сенсорной комнате при воскресной школе. Совместный церковно-государственный проект получил название «Навстречу семье».

ВМЕСТЕ С «ПОДДЕРЖКОЙ»

Сухой бассейн с пластиковыми шариками, подсвеченные прозрачные колонны с поднимающимися вверх пузырьками воздуха, шведская стенка, массажные дорожки, стол для рисования песком, мягкие наполненные гранулами пуфы и подушки — это лишь некоторые инструменты сенсорной комнаты, с помощью которых педагог может воздействовать на нервную систему ребенка. Каждый ребенок приходит со своими проблемами, кому-то нужна эмоциональная и психологическая разгрузка, кому-то, наоборот, стимуляция. Поэтому все занятия в сенсорной комнате строго индивидуальны.

— Первое наше занятие — это просто беседа с родителями и детьми, — рассказывает Лариса Степченко. — Мне нужно изучить медицинскую карту ребенка, выяснить, как протекала беременность, если возможно, разузнать об отношениях внутри семьи. Следующие две встречи — это знакомство с ребятами, и лишь потом — полноценные занятия.

Занятия в сенсорной комнате проходят каждый день. В пятницу, субботу и воскресенье с детьми занимается Лариса Геннадьевна по своей авторской методике, а с понедельника по четверг — педагоги-психологи из «Поддержки». По словам отца Александра, изначально планировалось, что за год в сенсорной комнате смогут позаниматься примерно пятьдесят ребят, но почти сразу стало ясно, что желающих намного больше — пятьдесят человек обратилось только в первые два месяца, и число приходящих продолжает расти.

— С каждым годом детей-аутистов рождается всё больше, — говорит Лариса Геннадьевна, — точных причин, почему это происходит, ученые-медики не знают. Как правило, аутизм имеет наследственные корни, кто-то в роду ребенка должен иметь нарушения аутистического спектра. Некоторые связывают аутизм с особенностями перинатального развития.

Впрочем, среди детей, посещающих эти занятия, есть ребята и с другими особенностями развития: с нарушениями работы опорно-двигательного аппарата, слуха, зрения.

ЦЕЛЬ ТЕРАПИИ

Нормативное время одного занятия в сенсорной комнате составляет тридцать минут. Педагог строго следит за тем, чтобы ребенок не «перетрудился» — избыточное воздействие стимуляторов на органы чувств может утомить детей.

— Если я вижу, что ребенок «на пределе», то заканчиваю раньше — через 25 или даже 20 минут после начала, — говорит Лариса Степченко.

Каждый ребенок индивидуален, поэтому одинаковых, общих для всех сценариев занятий не существует, хотя методика, по которой они проводятся, одна, и разработана она самой Ларисой Геннадьевной.

Большинство людей-аутистов имеют нарушения процессов обработки информации, поступающей через органы чувств. Они могут слишком остро реагировать на одни раздражители и почти не обращать внимания на другие. Спектр возможных сенсорных нарушений у «особых детей» очень разнообразен. Некоторые не дают родителям даже дотронуться до себя, кто-то, имея проблемы с вестибулярным аппаратом, не может находиться вниз головой, другой совсем не переносит громких звуков, третий не чувствует боли… Цель сенсорной терапии — скорректировать чувствительность ребенка, стимулируя или же, наоборот, снижая реакции на раздражители.

БУКВЫ — ЭТО ЦЕЛЫЙ МИР

Работа с детьми в рамках проекта «Навстречу семье» не ограничивается занятиями в сенсорной комнате. Считается, что один из наиболее эффективных методов терапии аутичных ребят — это арт-терапия. Главное её отличие от обычных уроков рисования в том, что здесь не нужно стремиться достичь какого-то определенного результата, главное — процесс. Рисуя, лепя из глины, работая с красками и формами, ребенок не просто расслабляется, «выпускает пар», но развиваетчувство внутреннего контроля, учится понимать свое эмоциональное состояние.

Уроки арт-терапии в воскресной школе проводит Екатерина Беличенко. По профессии она преподаватель русского языка и литературы, имеет художественное образование, а недавно окончила курсы каллиграфии и теперь решила применить полученные навыки в работе с особыми детьми.

— Занятия каллиграфией благотворно влияют на работу мозга, способствуют образованию новых нейронных связей, — рассказывает она. — Надеюсь, у меня получится заразить детей своей любовью к письму, которую у них напрочь отбили в школе. Буквы — это целый мир!

Родители ребят, которые ходят на эти уроки, рассказали, что после занятий дети действительно успокаиваются, расслабляются, становятся менее зажатыми. Может быть, дело не только в благотворном влиянии арт-терапии, но и в том, как Екатерина обращается со своими учениками. Полная противоположность тому, с чем приходится сталкиваться в школе.

— А если мне не понравится то, что я нарисую? — спрашивает мальчик.

— Тогда ты просто возьмешь новый листок, смотри, сколько у нас бумаги, целая гора!

А вот девочка проливает на стол флакончик с жидкой краской.

— Давай попробуем что-нибудь изобразить на столешнице, прежде чем её вытереть?

И ребенок, конечно же, с радостью рисует прямо на столе.

По расписанию занятия должны продолжаться не больше тридцати минут, но ребята рисуют уже почти час, и не заметно, чтобы они хоть сколько-нибудь устали — так увлечены процессом.


С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ БОГА

Когда на занятия в сенсорную комнату стали приходить всё новые и новые пациенты, отец Александр заметил, насколько их много в Колпино — людей, объединенных общей проблемой. И лишь единицы из них можно увидеть в храме.

— В нашем обществе потребления таких людей отторгают, — говорит отец Александр. — Поэтому часто такие семьи остаются наедине со своими проблемами. Не сказать, что остальным людям нет до них дела, просто их жизненные пути не пересекаются с миром особых детей и их родителей. На нашем же приходе мы создали такую среду, где происходит встреча. Приводя на занятия ребенка, родители знакомятся со священниками, с прихожанами. Это касается не только тех, кто ходит на занятия к Ларисе Геннадьевне, но и занимающихся у педагогов из центра «Поддержка».

Специально для родителей особых детей — и это еще одно направление проекта «Навстречу семье» — отец Александр читает лекции о христианском понимании страдания, скорбей и спасения.

— Может показаться, что семьи с особыми детьми нуждаются в сожалении, но это не так. Им больше нужна поддержка, помощь в осмыслении своего места в жизни. Когда мы разбираем с ними евангельский и святоотеческий взгляд на их жизненную ситуацию, они по-новому начинают смотреть на свое будущее, по-другому оценивают прошедшие события.

Священник признается, что, когда он познакомился с семьями особых детей ближе, то понял: обычным людям есть чему у них поучиться. Он рассказывает о том, что недавно центр «Поддержка» и приход провели спартакиаду среди детей-инвалидов, и что больше всего удивила гостей мероприятия доброжелательная и спокойная атмосфера не только среди детей, но и среди родителей:

— Чем обычно сопровождаются такие конкурсы? Духом соперничества, конкуренции. У каждого свои амбиции, люди могут ссориться, обижаться. Здесь же ничего такого не было. Эти дети лишены лукавства, лицемерия, для них главное не победа, а участие. Иными словами, им совсем не свойственны те проявления человеческой личности, которые у святых отцов именуются «страстями». Да, с точки зрения общества у них имеются отклонения в развитии. Но так ли дело обстоит с точки зрения Бога?

24 декабря 2018 г.

Оригинал статьи на сайте: Санкт-Петербургский церковный вестник Живая Вода.

Назад к списку событий